13:25 

В подарок Клубу по окончании лета :)

Friday_on_my_mind

Маленький летний фик о совместном путешествии Майкла и Джеймса в город, где их никто не знает(думаю, что таких нет, но пофантазировать-то можно!)

Название: Рисунок (Новое хобби)

Фандом: макфасси

Пейринг: как всегда

Жанр: РПС,романтика, юмор, быт

Рейтинг: R

Размер: драббл

*
Джеймс в упор разглядывает Майкла.
- Жаль, я не умею хорошо рисовать. Рисовал бы тебя. Нет, не только тебя, конечно.
Майкл опирается на локоть, глядя в его глаза.
- А что ещё ты бы рисовал?
- Я? Облака, чаек, трамваи, деревья. Людей, дома – много. Подсолнухи, как Ван Гог.
Майкл улыбается.
- Выдумщик ты. Повернись.
- Зачем?
- Я на тебе нарисую карту этого города.
- Чем? – встревожено спрашивает Джеймс.
- Ничем, - успокаивает его Майкл,- Воображаемую. Здесь у нас будет центральная площадь.
Джеймс жалуется:
- Щекотно!
- Терпи. Тут будет вокзал, а вот здесь…
- Нет, вокзал лучше – не здесь, - Джеймс перемещает руку Майкла на середину груди, - Здесь – центральная площадь: она должна быть очень ровной.
- Тут – главная улица, - Майкл проводит рукой длинную тонкую линию, - А что тут… я даже не знаю.
Джеймс неожиданно заливается краской, приподнимается и целует его.
Поцелуй – это простое соприкосновение губ или что-то ещё?
Можно дышать в губы друг друга, можно едва прикасаться, можно ласкать губами верхнюю или нижнюю губу, пройтись языком между ними… Можно, если тебе разрешат, войти дальше – во влажную и горячую глубину рта. Джеймс недолго это выдерживает: он начинает стонать, потираться бёдрами, хватать Майкла за воротник. Или отпрянет внезапно и долго смотрит в глаза, будто готов заплакать. «Я слишком твой, это нельзя, ненормально» - говорил он сперва, а потом смирился. Для Джеймса смирение не свойственно, но ко всему привыкаешь. Время играет на них, сближая, а не разрушая.
Майклу раньше не слишком нравилось целоваться, но что делать, если их губы влюбились друг в друга? И не ищите в том смысла:
- Майкл, у тебя – ресницы!
- Что с ними?
- Красиво, когда ты глаза закрываешь. Закрой.
Майкл покорно закрывает глаза, чувствуя веками тёплое лёгкое прикосновение.

Майклу нравится, что с Джеймсом можно побыть собой – не доказывать никому свою мужественность, быть мягким и осторожным, не носить дорогой одежды, в которой, как правило, неудобно, но он же – актёр, он держит марку.
С Джеймсом можно лежать на диване в вытертых джинсах и старом свитере, притянуть его к себе, почесать за ухом.
- Что ты со мной как с котом! – возмущается Джеймс.
- Котом… Ты – не кот. Хотя, язык у тебя такой ловкий.
- Майкл, ты говоришь непристойности.
- Да, и даже готов их с тобой сделать.
- Не сейчас, не сейчас!
Джеймс в притворном ужасе закрывает руками голову.
- Сейчас, именно.
В итоге, Джеймс всегда соглашается.
Жизнь – из этих вот «холодно-горячо», «я хочу тебя» и «отойди», она – как секс, как танец. Джеймс переплетает пальцы с пальцами Майкла и отпускает, чтобы поцеловать ладонь.
Иногда они просто обнимаются.
- Побудь со мной так, - говорит Джеймс.
Майкл обнимает его и чувствует под руками биение сердца.

Утром, пока Майкл курит на улице, Джеймс забегает в магазин и покупает всё необходимое: блокнот в твёрдом переплёте, карандаши.
Майкл разглядывает покупки:
- У меня в детстве были краски и фломастеры.
- Нет, краски на улице – неудобно. Для этого нужен этюдник или что-то такое. Ящик, который носят с собой. Ты же играл художника!
- Да, - соглашается Майкл,- Я играл художника. А что конкретно ты собираешься рисовать?
МакЭвой почему-то отвечает сердито.
- Говорил тебе, городской пейзаж!
Майкл хочет сказать, что он для начала изобразил бы нечто менее сложное, но тут же прикусывает язык. Когда Джеймс не уверен в себе, он начинает юморить или злиться. Второе – хуже.
Майкла внезапно смешит и трогает такое серьёзное отношение к любому пустяковому делу. Порой кажется, для Джеймса вся жизнь – игра, порой – с точностью до наоборот.
- Вот, – он хватает Майкла за рукав, - Мне нравится этот вид.
На улице нет ничего особенного, она ничем не отличается от других. Разве что – довольно крутой спуск с холма, начинающийся впереди, и здание в стиле Северного Модерна, украшенное изящными башенками. Прохожих в этот утренний час мало, многие кафе и магазины ещё не открыты.
Джеймс раскрывает блокнот, принимается сосредоточенно размечать страницу. На Майкла он бросает такие взгляды, что тот предпочитает отойти в сторону. Впрочем, новоявленный художник вскоре увлекается процессом, морщины у него на лбу разглаживаются, на губах возникает улыбка. Майкл наблюдает за лицом Джеймса, которое отражает сомнение, интерес, разочарование, вдохновение, восторг. МакЭвой рисует не только рукой с карандашом: в этом живо участвуют глаза, брови, язык, подбородок. Как настоящий мастер, Джеймс то приближает блокнот к лицу, то держит его на вытянутой руке, оценивая результат своего труда. Внезапно он громко зовёт:
- Иди скорее сюда, смотри!
Майкл не очень-то понимает, но что смотреть: свою работу Джеймс пока не показывает.
- Туда смотри, на улицу. Какой прохожий!
По улице мимо дома с башенками движется невысокая мужская фигура в плаще покроя 60-х годов прошлого века, ветхих тёмно-коричневых брюках и таком же старом берете. У старичка, ибо это – несомненно человек очень пожилой, относительно новые только ботинки. Жители этой страны – народ экономный.
- Я должен его нарисовать, но он всё время идёт.
- Гуляет, наверное, - беззаботно предполагает Майкл, - Хорошее утро.
- Гуляет?.. А я не умею изображать идущих людей. Майкл, сделай что-нибудь.
- Что?
- Останови его!

Это - не кино, где можно просто сказать «стоп», но возражать Джеймсу бесполезно. Художнику, вошедшему во вкус, нужен персонаж для картины.
Пока Майкл догоняет прохожего, в голове вертятся лихорадочные мысли. Остановить его. Как?
Изобразить попытку ограбления или нервный припадок нельзя: это может быть опасно для здоровья пожилого человека. Ни в коем случае его не пугать!
Задать какой-нибудь безобидный вопрос. Спросить, который час, например. Сейчас у всех есть телефоны, но предположим, Майкл забыл свой в отеле (наглая ложь) Ну, и что. Вежливый человек ответит и пойдёт дальше своей дорогой. Это займёт меньше минуты, Джеймс не успеет закончить рисунок. Внезапно приходит озарение, подобное вдохновению: Майкл не должен ничего выдумывать, лучше всего оставаться собой.
- Добрый день! – он демонстрирует самую доброжелательную улыбку, - Я – турист, потерялся. Не могли бы вы показать мне дорогу?
Майкл употребляет самые простые выражения на случай, если прохожий не очень хорошо понимает английский. Мало ли! Если он совсем не понимает, Майкл объяснит всё на пальцах.
- Да-да, конечно, - отвечает человек в плаще.
Он не похож на крепких душой и телом уроженцев этих мест, скорее напоминает жителя одной из сопредельных стран. Тела под плащом не чувствуется вообще, лицо - из тех, что называют беличьими… если только возможно представить себе постаревшую белку. Очки в металлической оправе выглядят так, будто вот-вот свалятся. Джеймс прав: любопытный персонаж.
- Куда вы хотите добраться? – спрашивает старичок.
- В порт, - не задумываясь, говорит Майкл, - Мне нужно ко второму терминалу.
Это место он видел на спутниковой карте, а сейчас действительно не имеет понятия, где оно находится.
Прохожий кивает даже слишком энергично для своего возраста:
- Я могу вас туда проводить. Как раз, собирался в порт посмотреть на яхты!
Вот, это – поворот, так не пойдёт. Нужно, чтобы этот господин постоял хоть немного, раз он никуда не торопится. А если они будут идти, от того мало толку.
Майкл импровизирует на ходу как разведчик:
- Нет, благодарю вас, но я сейчас идти туда не могу. Заказал себе еду вот здесь, - он указывает на витрину с таинственной надписью «Непальская кухня», - Жду, когда поджарят бифштекс из яка. Знаете, яки очень популярны в Тибете… то есть, в Непале. Просто покажите, куда мне идти.
- Вниз по улице, там – до поворота налево…
- Направо? – переспрашивает Майкл с видом человека, не обладающего острым умом.
- Налево, - повторяет прохожий, - Сейчас все ходят с планшетами, телефонами…
- Я свой забыл в отеле.
Ложь, наглая ложь, но что делать.
Старичок роется в кармане, к удивлению Майкла вытаскивает смартфон и показывает на карте.
- Спасибо! - Майкл вновь улыбается, - Хорошего дня, вы очень мне помогли.
Он отпускает прохожего, потому что Джеймс машет ему рукой.
- Всё, я закончил пейзаж! – сообщает МакЭвой с видом человека, одержавшего победу в крупном сражении.
Майкл смотрит на картинку. Улица изображена криво, но это вполне может быть особенностью стиля художника. В центре композиции – две фигуры, маленькая в плаще и большая, длинной ног похожая на болотную птицу. Всё это нелепо, внезапно, и полно необъяснимой гармонии.

Наверное, Джеймс всё же умеет читать мысли. Не все и не у всех, но некоторые мысли Майкла – умеет. Он выходит из ванной, держа в руке мыльницу, похожую на аккуратную белую ракушку.
- Я подумал, мне надо изобразить нечто, менее сложное, чем городской пейзаж.
- Что-то простое, - кивает Майкл, расположившийся на кровати.
- Да! И я выбрал тебя. Ты не против?
В номере ненадолго повисает молчание.
- А зачем тебе мыльница? – растерянно спрашивает Майкл.
Джеймс присаживается рядом.
- Незачем, просто понравилась. Не бойся, не собираюсь её украсть. Я сказал «менее сложное», не имея в виду масштаб твоей личности или что-то ещё. Хочу тебя… нарисовать.
- Думаешь, портрет проще пейзажа?
- Кто знает! – легкомысленно отвечает Джеймс, пересаживаясь к столу и сметая с него пару пустых пивных бутылок.
Однако на этом легкомыслие и заканчивается. Он разворачивает блокнот, рисует в нём вдумчиво и серьёзно. Он не щёлкает языком, не взмахивает ресницами, не улыбается. Не указывает Майклу, как ему сесть и куда повернуться. Для него неважно, что Майкл сидит спиной к свету.
Майкл немного даже встревожен этой внезапно случившейся тишиной: Джеймс бодрствует и не разговаривает! Занимаясь сексом, он обычно тоже не говорит, но это совсем не похоже…
Хотя, как сказать.
Карандаш скользит по бумаге, уверенно очерчивая плечо и, в то же время, точно ласково к нему прикасаясь. Как это может быть – непонятно. Взгляд Джеймса такой внимательный и взволнованный, каким он был перед их первым поцелуем. Майкл понемногу приходит в странное состояние умиротворения. То есть, его и раньше в этом городе ничего особенно не беспокоило, но это – другое. Будто Джеймс вдруг решил создать его заново, а он целиком доверился и огласился. Да, пусть будет так, как ты хочешь.
Майкл приходит в себя, когда Джеймс резким движением вырывает лист из блокнота и сминает его в руке.
- Ничего не вышло. Я не умею.
Майкл обнимает его, и так они стоят целую вечность.

Ночью Майкл осторожно выползает из-под одеяла и находит мятый бумажный лист, который Джеймс бросил мимо корзины для мусора.
Майкл идёт в ванную, включает там свет, тихо закрывает за собой дверь и разглаживает бумагу. Рисунок действительно мало похож на натуру, но он будет хранить его как воспоминание о каждом мгновении их странной, неповторимой близости.
Потом он возвращается под тёплое одеяло.
Каждая близость неповторима.




@темы: (c) Friday_on_my_mind, Драббл, Жанр - Humor, Жанр - Romance, РПС, Слэш, Фик

Комментарии
2016-08-27 в 18:21 

*Амели*
Еще чуть-чуть и сразу в рай. Но нету чуть-чуть (с)
Очень красиво! И как-то интимно даже))

2016-08-27 в 18:56 

Friday_on_my_mind
*Амели*, Спасибо!) Надеюсь, что участники клуба летом хорошо отдохнули и вернутся сюда))

2016-08-27 в 19:16 

*Амели*
Еще чуть-чуть и сразу в рай. Но нету чуть-чуть (с)
Friday_on_my_mind,
Не знаю, как остальные, а я пока на фб. После деанона я тут всё заспамлю))

2016-08-27 в 19:21 

Friday_on_my_mind
*Амели*, Удачи во всём!:) Мне удалось летом попутешествовать, но без компьютера. Надеюсь осенью ещё написать что-нибудь. Времени мало, но стараюсь. И, конечно, хотелось бы тут почитать и посмотреть что-то новое. Так что, жду!

   

Икс-клуб

главная